О том, как изменился Петербург за год, — в репортаже обозревателя программы «Пульс города» Алексея Михалева.

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Казалось бы, несложно подводить итоги года. Словно перелистываешь фотоальбом. Все так очевидно, понятно, наглядно. Вот политические итоги: результаты выборов, перечень отставок, назначений и принятых законов. Культурная жизнь: яркие события, выставки, премьеры.

Но не всегда жизнь состоит из того, что можно потрогать руками, ощутить на вкус или даже просто увидеть. Переживания, надежды, планы на будущее — все это формирует внутренний мир, от которого жизнь зависит напрямую. Те самые моменты, которые и годы спустя заставляют нас восклицать: «А помнишь?. Вот тогда, в том году»… Чтобы понять эти перемены, мы попросили петербуржца и обозревателя программы «Пульс города» Алексея Михалева пройти по городу от порога своего дома до центра города и посмотреть, что изменилось, и потом показать нам. Давайте посмотрим».

Алексей Михалев, корреспондент: «Вот уж воистину: с чего начинается Родина? Для меня она начинается с северных предместий Петербурга. К примеру, с этих старинных дач. Иные из которых уже на ладан дышат, но по-прежнему определяют облик города, не только являются частью его истории, но и формируют пресловутое гражданское общество — тех самых неравнодушных людей, которые весь минувший год сопротивлялись уничтожению нашей ривьеры — намыву в районе Горской и Сестрорецка. И их голос не остался не услышанным».

Одно из наиболее приметных событий года — Смольный отказался финансировать строительство гидротехнических сооружений для намыва в Финском заливе. Градозащитники празднуют победу. В самом деле: если ценность побережья в том, что оно омывается морем, то зачем это море бетонировать? Более того, в зону застройки попали бы сотни памятников истории и архитектуры. За последнее время их количество и без того сократилось вдвое. Между тем, финансовый потенциал Комарово и Репино – именно в их антикварности.

Елена Травина, координатор исследовательской группы «Старые дачи»: «Здесь можно делать мини-отели с погружением в старую жизнь. Приезжают постояльцы, платят большие деньги, к ним приходит горничная в накрахмаленном платье, дает парное молоко от коровы, которая рядом пасется. Тут же одновременно дети бегают, играют. На этом можно зарабатывать деньги».

В итоге курортная зона получила шанс на возрождение былых традиций, о которых мы знаем только по открыткам позапрошлого века. Спасение побережья от массированной застройки вписывается в общую концепцию развития Петербурга, цель которой — создание комфортной среды.

Борис Юшенков, координатор городских сообществ Санкт-Петербурга «Гражданская платформа»: «Это сублимация хипстерства. Им надоело делать просто селфи и луки. Они хотят что-то оставить после себя. А урбанистика — это очень удобно: это велосипеды, зелень, выставки, события».

Впервые это направление указала Стратегия-2030. Более развернуто тезис обсуждался на форуме в конце года, где было заявлено, что урбанистика XXI века — это когда красиво, безопасно и удобно, в то время как многоэтажки — это респираторные заболевания, криминал и сомнительного качества архитектура, от которой необходимо избавляться.

Алексей Михалев, корреспондент: «Понятно, что изменения эти не произойдут в одночасье, так вот, вдруг. Понятно, что каменные джунгли, где нет ни одного деревца во дворе и невозможно припарковать машину, будут строить еще какое-то время. Важнее другое: есть осознание того, что такие кварталы — это глубокий мезозой. Эти бетонные уродцы — динозавры, которые доживают свой век. И на смену им неизбежно придет комфортная среда».

Эти планы получили воплощение в проекте «Невская ратуша», размещенном в Центральном районе на месте заброшенного трамвайного парка. В будущем году сюда переедут 24 госучреждения. А бизнес постепенно покинет центр, избавляя Невский от пробок. В борьбе за качество жизни Петербург обошел Москву, с которой его сравнили в 16 номинациях.

Мария Сигова, проректор по научной работе Международного банковского института: «Понятно, что уровень дохода в Москве выше. Но по уровню обеспеченности объектами социальной инфраструктуры Петербург опережает Москву. То есть ситуация с детскими садами, со школами, спортивными клубами у нас лучше».

Оказалось, в Петербурге и автомобильных пробок меньше, и воздух чище, и общепит доступнее. И даже москвичи потянулись сюда в поисках более высокого качества жизни.

Алексей Михалев, корреспондент: « Но самое поразительное то, что для повышения этого качества у Петербурга есть колоссальный потенциал. Индустриальный, так называемый «серый пояс» — это 40 процентов территории города. Все эти заброшенные заводы и фабрики можно найти в большинстве районов города. Как здесь, на отрогах Обводного канала. Или, напротив, такие вот, памятники индустриального стиля, которые в том же Лондоне лет 20 как приспособили под жилые дома и отели».

Оказалось, что у петербуржцев выше коэффициент жизнелюбия и соучастия. Неудивительно, что всем миром решали судьбу зоопарка. В итоге он переместится на окраину города, на территорию гораздо большую, но сохранится и небольшой зоосад на «Горьковской».

И уж в полной мере соучастие и неравнодушие горожан выразилось в отношении к беженцам с Украины, прибывающим в Петербург. Достаточно вспомнить историю Жени Езекяна — младенца из Славянска.

Виктория Езекян, мама Жени Езекяна: «Огромное вам спасибо! Нам все помогают. Такая волна сочувствия, сопереживания».

Санкции. Их Петербург в уходящем году не мог не ощутить, поскольку в городе немало предприятий ВПК. Но тут проявились упомянутые выше оптимизм и жизнелюбие.

Михаил Подвязников, генеральный директор СЗРЦ концерна ПВО «Алмаз-Антей»: «Я считаю, что в какой-то степени это хорошо, поскольку мы перестанем сидеть на нефтяной игле и займемся своей промышленностью».

Сказались санкции и эмбарго на малом бизнесе. Но рестораны оттого не закрылись — повара изменили меню. Нашли новых поставщиков магазины. Валютная тряска вынудила отменить новогоднюю поездку в Хельсинки, но вмиг опустели полки магазинов электроники. Многие инвестировали в супербренды, о которых прежде не помышляли. А кто-то махнул рукой, рассудив философски.

Единственное событие, которое ни одного человека в городе не оставило равнодушным, изменив Петербург здесь и сейчас — отправка в ремонтный док крейсера «Аврора». Сегодня о месте вечной стоянки напоминают только сиротливые бакены и гигантская полынья. Однако в 2016 году корабль №1 вернется на привычное место.

Алексей Михалев, корреспондент: «Разумеется, это пример наиболее очевидных изменений за минувший год. В особенности, это заметно нам, телевизионщикам. Неподалеку отсюда находится телецентр, на Чапыгина,6. И всякий раз, когда поворачиваешь на Петровскую набережную, упираешься в эту вот перспективу, привыкнуть к которой невозможно. Однако зримые перемены не отменяют менее заметных, но оттого не менее значимых перемен, для понимания которых необходимо еще и слышать Петербург, не склонный к многословию».

(c) Телеканал Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать следующиен HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

очистить формуОтправить